В западном коридоре «Южного потока»
В западном коридоре «Южного потока»
02.07.2013 / «Комсомольская правда»

Газпром начнет строить подводную часть газопровода «Южный поток» во втором квартале 2014 года. Об этом на экономическом форуме в Петербурге сообщил глава холдинга Алексей Миллер.

А сейчас полным ходом идет строительство наземной части газопровода — так называемого западного коридора. Наш корреспондент побывал на одном из его линейных участков и на строительной площадке компрессорной станции «Русская».

На курорте

«Курорт» — здесь это слово я услышал не раз. Причем в разговоре с рабочими «Стройгазмонтажа» (эта компания строит линейную часть газопровода и компрессорные станции) «курорт» был не банальным олицетворением Краснодарского края, а сравнением — с теми условиями, в которых им приходилось работать прежде. Ведь многие из тех, кто приехал на «Южный поток», прокладывали газопроводы в таких краях, где в буквальном смысле слова не ступала нога человека.

— В прошлом году я четыре месяца работал на строительстве компрессорной станции в Архангельской области. Там в конце сентября жесть начинается, постоянная борьба со стихией, — поделился со мной один из сотрудников СГМ, Илья Ефанов. — С вечера сделал армирование, опалубку, подготовился к заливке бетона, а ночью снега столько навалит, что с утра его вся бригада несколько часов разгребает. Да, здесь будет месяц-другой критической жары, но по сравнению с северами условия для работы просто идеальные.

Да и с точки зрения проектирования «Южный поток» не сравнить, например, с преды­дущим проектом «Стройгазмонтажа» — газопроводом Сахалин — Хабаровск — Владивосток. Там проектные решения зачастую приходилось принимать прямо на месте — на некоторых участках проектировщики опережали строителей всего на шаг. Так было, например, когда Минобороны запретило прокладывать газопровод по одной из своих территорий, и в итоге пришлось идти в обход — через сопки. А их крутизна местами достигала 50 градусов. Чтобы туда могла зайти техника, строители сглаживали склоны, срезав миллионы кубов грунта.

В Краснодарском крае — сплошная гладь, равнина. Хотя и здесь не обошлось без пресловутой ложки дегтя. Вокруг Краснодара каждая пядь земли — частная собственность. Поля, виноградники, рисовые чеки до самого горизонта, и у всех этих богатств — множество хозяев. Которые сразу смекнули: придут газовики — будут выкупать землю. И многие заломили Газпрому такую цену, от которой впору было предположить: а не снимают ли местные фермеры здесь 12 урожаев за сезон? Как бы то ни было, но с землевладельцами газовики нашли общий язык, концерн заключил договоры, в которых отразились и реальная цена гектаров, и компенсация за вывод земель из сельхозпользования, и упущенная фермерами выгода.

— Так что когда мы здесь появились, навстречу нам с вилами никто не выходил, — шутит начальник краснодарского территориально-производственного строительного управления «Стройгазмонтажа» Николай Ена и уже серьезно продолжает: — А вот мы к местным ходили. Ведь после заключения договора нужно какое-то время, чтобы оформить вывод участков из собственности, перечислить владельцам деньги. Было так, что просили фермеров: разреши зайти и технику завезти, ты же деньги-то все равно получишь… Кто-то поначалу упирался: когда получу деньги, тогда и зайдете. Но до конфликта дело не доходило, и вопрос всегда нормально решали. Так что мы сейчас спокойно работаем и идем по тому графику, который определил нам заказчик — «Газпром инвест».

Подкоп под Кубань

Десятки километров западного коридора проходят по рисовым чекам. А это требует особой осторожности и соблюдения определенных технологий. Рисовые чеки представляют собой большие по площади, но мелкие пруды, каждый из которых — часть сложной гидротехнической системы. Они разделены дамбами, окружены сетью дренажных и оросительных каналов. Любое вмешательство в эту тонкую систему чревато: достаточно нарушить ее в одном месте, как в другом, расположенном в нескольких километрах, в чек перестанет поступать вода, и рис погибнет.

Нить газопровода идет уже по бывшим рисовым чекам. Но какими бы сухими они уже ни были, закон сообщающихся сосудов продолжает работать. Днем экскаваторщик откопал траншею, до вечера она сухая, а когда утром смена на работу приходит, в ней воды уже — как в бассейне. Впрочем, присутствие воды для газовиков — дело привычное: в разных точках страны тысячи километров газопровода протянуты через болота. Правда, на болотах для подъезда к трассе делали лежневку, а на рисовых чеках применили искусственное покрытие. Ярко-оранжевая полоса дороги, выложенной из пластиковых плит, издали привлекает внимание. Композитная дорога выдерживает колесную и гусеничную технику весом до 80 тонн и, что важно, быстро строится: 1 км шириной 6 метров несколько человек укладывают всего за двое суток.

Кстати, дороги — это еще одна из здешних особенностей. Вернее, подъездные пути к строящемуся газопроводу. По одним дамбам на тяжелой технике ездить можно, по другим нельзя. Поэтому к трассе приходится ехать вдоль чеков в стиле шахматного коня, делая под прямым углом десятки поворотов. При этом в роли шахматных фигур выступают тягачи, маневрирующие между клетками рисовых чеков с многометровыми и многотонными трубами на борту.

Специфика строительства еще и в том, что на пути газопровода много искусственных каналов и река Кубань, пройти которые можно только методом микротоннелирования. Тоннели нужны, чтобы не нарушить экосистему реки и оросительную систему рисовых чеков.

В день моего приезда шла подготовка к старту строительства самого длинного в истории Газпрома тоннеля — под рекой Кубань: в технологическую шахту монтажники опускали головную часть проходческого щита. За сутки тоннелепроходческий комплекс способен проходить от 8 до 25 м. То есть сейчас он находится где-то на середине реки. По мере его продвижения строители закладывают в образующийся тоннель железобетонные трубы диаметром 2,5 м, а затем, когда проходческий щит выйдет на поверхность на другом берегу Кубани, через тоннель протащат трубопровод. Всего на западном коридоре Южного потока запланировано еще 9 аналогичных тоннелей протяженностью от 170 до 210 метров.

— Мне везет на рекорды. Когда работал на «Северном потоке», в Вологодской области тянули тоннель через Шексну, и на тот момент он был самым длинным в Газпроме — 888 метров. Приехал на «Южный поток» — и снова строю самый длинный тоннель — 1507 метров, — не без удовольствия в голосе комментирует событие Николай Ена. — Такая протяженность у него не только из-за чеков и реки — на том берегу Кубани обнаружили небольшой курганчик. Археологи приезжали, зондировали, говорят, что это скифское захоронение IV века до нашей эры. Так что трогать его мы не будем — тоннель пройдет от нижней части памятника в 10 метрах.

Жизнь строителя — сплошные переезды

Впрочем, к рекордам Николай Иванович относится спокойно. А вот к новым проектам неравнодушен. Только за последние 12 лет за его плечами — Уренгой и Пурпе, Орел и Брянск, Грязовец и Вологда. Теперь еще и Краснодар. Рассказывает, что ехал строить не куда пригласили, а туда, где пришлось бы начинать работу с чистого листа. Вот, например, приглашали его строить объект в Ухте — отказался, потому что до него там много чего понастроили.

— А приехал я в командировку в Грязовец, спрашиваю Виктора Тимофеевича Колесника (первого заместителя директора по строительству ООО «СГМ». — Авт.): где объект? Он вывез меня в лес и говорит: вот здесь пробьешь пять километров дороги, а там и площадку под компрессорную готовить начнешь, — рассказывает Николай Ена. — Вот это, говорю, годится. Потому что для меня объект только тогда своим становится, когда до меня на нем никто не работал. А нравится мне везде. Главное, чтобы работа была и коллектив был хороший.

А с этим, судя по всему, в «Стройгазмонтаже» дела обстоят нормально. Многие, с кем состоялось мое знакомство, рассказывают, что бригады ездят по всей стране с проекта на проект практически в неизменном составе. Бывает, конечно, что кому-то надоест кочевать, потянет к оседлости, или работу захочется сменить, или семейные обстоятельства заставляют — что ж, дела житейские. Увольняются. Но, как правило, в бригадах остается стабильный, слаженный, сработанный костяк — люди, которым, для того чтобы что-то объяснить, не надо говорить лишних слов — понимают сразу. На этом, видимо, и формируется не просто опыт, а профессиональное мастерство.

При этом в бригадах заметно много молодежи. Лишь бы кого не берут — намучаешься с такими потом. Принцип «не можешь — научим, не хочешь — заставим» здесь работает только наполовину. Учить молодых — да, заставлять — однозначно нет. Поэтому нередко слаженность в бригадах основывается еще и на родственных началах. Например, Андрей Дрынов приехал работать на «Южный поток» из Курской области. После армии не смог найти работу в Курске, поехал на заработки в Москву, некоторое время работал на железной дороге.

— А потом меня сюда дядя пригласил (Сергей Гудим, бригадир сварочно-монтажной бригады. — Авт.). Я уже несколько месяцев работаю на трассе монтажником, — рассказывает Андрей. — Все нравится: зарплата, особенно по сравнению с той, что я раньше получал; бытовые условия. У нас столовая очень хорошая, в городке — чистота и порядок. Планирую и дальше в этой компании работать, а переезды — не проблема. Когда наберусь опыта, думаю поступить в вуз — хочу стать инженером сварочных работ.

Городок «Русской» в Армянском ущелье

Бытовые условия — одна из причин, по которой люди либо остаются, либо расстаются. Для компании «Стройгазмонтаж» жизнь сотрудников после окончания рабочей смены — не пустой звук. В столовой на станции «Русская» краем уха я услышал байку про то, как на один из сибирских объектов нанялась бригада поваров из местных жителей. «Кто-то из ребят, поев, едва успел до вагончика добежать, — смеется рассказчик. — Так поваров в тот же день — на вертолет, и в родное село без выходного пособия. Больше такого не происходило».

Так что стремление к домашнему комфорту здесь видно во всем. Особенно это заметно в мобильным городке газовиков-строителей дочерней компании Группы СГМ — ОАО «Ленгазспецстрой». Этой весной он вырос за считанные недели недалеко от Анапы, на окраине поселка Гай-Кодзор, название которого переводится как Армянское ущелье.

На строительстве «Русской» сейчас трудятся 246 человек. Правда, на ее территории строить пока начали некоторые установки. А основные работы по-прежнему связаны с проектной планировкой — срезкой грунта и скальных пород. Ведь точкой дислокации компрессорной станции стали склоны предгорий. Для того, чтобы сделать здесь ровную площадку, строителям предстоит срезать 1,2 миллиона кубометров скал. На сегодняшний момент из них срезана уже треть, но впереди работы еще очень много.

«Русская» станет самой крупной компрессорной станцией в мире. А жилой городок строителей-газовиков имеет все шансы стать самым комфортным из мобильных населенных пунктов. Его территория еще до конца не заполнена — кое-где пустуют площадки под вагончики. Но для тех, кто здесь уже проживает, созданы все условия. По сути, это полноценный и автономный город со своим магазинчиком, медпунктом, сауной, столовой и даже стадионом. В нем не хватает разве что детского сада и школы. Да, да, не хватает. Потому что вопреки расхожему представлению о вахтовых городках здесь живут не только мужики-газовики, но и их жены и дети. Детей, кстати, 16, самому младшему из которых меньше годика!

— Мой муж работает мастером строительно-монтажных работ в компании «Ленгазспецстрой», поэтому разъезды нередки были, — рассказывает мама 11-месячного Артема Мария Гусарова. — У нас квартира была в Новгородской области, в Окуловке. Соня родилась — встал вопрос: либо муж в Окуловке остается, либо я иду работать в «Ленгазспецстрой». И знаете, я не только не жалею о своем решении, я рада! Мы теперь не расстаемся с мужем. У нас здесь полноценная квартира: две комнаты, бытовая техника, даже кондиционер. В Окуловке условий таких не было: чтобы в футбол поиграть, муж ездил за 10 километров в соседнее Кулотино. А здесь все под боком: вышел, поиграл в футбол-волейбол, и дети под присмотром. И, конечно же, море: после работы всей семьей мы сейчас поедем отдохнуть!


КСТАТИ

Газ по «Южному потоку» пойдет напрямую к потребителям

Символическая сварка первого стыка газопровода состоялась в районе Анапы 7 декабря прошлого года на площадке компрессорной станции «Русская». От нее газ под давлением 285 атмосфер пойдет по дну Черного моря в страны Южной и Центральной Европы. Проектная мощность газопровода — 63 миллиарда кубометров газа в год.

Сейчас строители прокладывают первую ветку газопровода, так называемый западный коридор протяженностью 820 км. Он протянется из Воронежской области от компрессорной станции Писаревка до станции «Русская» в Анапском районе Краснодарского края.

После завершения первого этапа газовики начнут прокладывать к «Русской» восточный коридор «Южного потока» — из Починков Нижегородской области. Второй этап должен быть закончен до 2019 года. Общая протяженность трассы газотранспортной системы составит 2422 км. На обеих ветках будут построены 10 компрессорных станций.

«Южный поток» — ключевой проект в рамках стратегии по диверсификации маршрутов поставок газа в Европу напрямую от производителя к потребителю. «Южный поток» призван помочь удовлетворить растущий спрос на газ в Европе. По приблизительным оценкам, к моменту завершения проекта он составит 80 млрд. кубометров в год.